Participant observation

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Participant observation » Корзина печенья » В добрые руки


В добрые руки

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Персонажи, игроки которых не смогли или не захотели начинать играть или продолжать, но изъявили желание передать персонажа.
Анкеты уже написаны и, возможно, начата игра. Передача профиля или создание нового аккаунта решается в индивидуальном порядке.
Вам потребуется написать только пробный пост от имени желаемого персонажа.
Заинтересованным - в гостевую.

+1

2

http://24.media.tumblr.com/tumblr_mca36oyA3v1rdf6wko1_500.gif

Полное имя:
Делсин Роутон | Delsin Roughton

Цвет глаз и волос:
Серые | каштановые

Дата рождения и возраст:
10.09.1961 | 45.

Рост:
183 см.

Деятельность:
Священник.

Ориентация:
Гетеро.

Семейное положение:
Единожды разведен. Единожды вдовец. Имеет двоих детей он разных браков.

Особые приметы:
Ничего внешне особенного, способного выделить из толпы. Разве что постоянная усталость на лице от недосыпов.

Хобби:
Коллекционирует копии знаменитых полотен. Неплохо разбирается в винах. Умеет отличить раскрашенное железо от настоящего благородного металла. Любит читать, ценит качественные переплеты.

Занимаемая внешность:
Эдвард Нортон | Edward Norton

Биография:

Если жизнь одаривает вас лимонами - не делайте лимонад. Заставьте жизнь забрать их обратно! Разозлитесь! Мне не нужны твои проклятые лимоны! Что мне с ними делать? Требуйте встречи с менеджером, отвечающим за жизнь! Заставьте жизнь пожалеть о том дне, когда она решила одарить Кейва Джонсона лимонами! Вы знаете, кто я? Я тот, кто сожжет ваш дом! Я заставлю своих инженеров изобрести зажигательный лимон, чтобы спалить ваш дом дотла!

Жил был Уильям Причард, ничем неприметный парнишка из Бостона. Он не был принцем, рожденный в семье рабочих, представлял собой средний класс самым наглядным образом. Он не был чист сердцем, и поэтому блага не сыпались на него в вознаграждение, но ему всегда хотелось большего. Хотелось вырваться из хлипкого дома, внушать страх, уважение. Быть тем, кто едва ли напоминал его отца, балансирующего на грани алкоголизма, видеть рядом с собой кого-то лучше, чем убитую тяжелой работой мать. 
Уильям прилежно учился, до крови вгрызаясь в гранит науки. Период после школы до университета был для него тем, который можно описать как анабиоз социальной активности. Он не отвлекался ни на что, видя перед собой лишь цель – изучить биохимию, занять свое место в этой нише. Уильям действительно полагал, что эта профессия способна раскрыть для него любые двери. Магистратура, аспирантура, годы усердных изучений и исследований, написанных работ, защищенных конференций. В то же время Уильям женится на миловидной коллеге, у них родился премилый сын, и Причард окончательно погряз в финансовой канаве. Можно было сказать, он ощущал себя счастливым, у него была семья, были шансы, была вся эпоха впереди. Очнулся он лишь на пороге тридцатилетия, поняв, что за плечами у него все так же нет и гроша, а голова тяжела от объема полученных знаний лишь в одной области.
Поэтому он так легко расстался с тем, над чем бился годами, исчезнув из стези, где его имени не суждено было стать пестрящим на множестве книг. В конце концов, такая участь постигала почти всех ученых, рано или поздно они добивались своего, но в том возрасте, который для Причарда был убийственно запоздалым. А ему нужны были блага, здесь и сейчас, очередные переносы «на потом» его не устраивали. Такой расклад не устроил Лилиан, поэтому после долгих ссор они приняли решение расстаться, с натяжкой оставаясь «друзьями».
Что может предпринять биохимик, добровольно полезший в петлю? Затянуть ее потуже. Он уезжает в Чикаго. Именно судьба, витиевато толкнула его на путь наркоторговли. Он был одним из тех, кто участвовал в производстве, и проверке на качество, товара. При этом, он сохранял облик морально приемлемый для многих, работая в лаборатории одной из клиник. Вдруг появились деньги, новые возможности, реализующие мечты о дверях, а не их гипотетическое наличие. Это время, когда он частично, все же у Лилиан мог возникнуть вопрос, откуда появились деньги, выплачивал алименты.
Ему удалось настолько втереться в доверие криминальных верхушек, что следующей его женой становится дочь влиятельного политика, прекрасно осведомленного в том, что происходит. Его второй брак можно назвать отображением всех семантических смыслов этого слова. Слишком много нервотрепки, слишком много привлечения к себе внимания. В какой-то момент ему приходится пойти на тяжелый разговор со своим тестем, намекая, что так дальше не может продолжаться. Но все, что ему было приказано, довольствоваться тем, что у него есть. Уильям во второй раз становится отцом, с большим энтузиазмом заботиться о ребенке. Казалось бы, идиллия. Чем больше его дела идут в гору, тем трепливей становится супруга.
Как много героина надо, чтоб человек согласился убить кого-то? Столько же, чтоб в тот же день прикончить его как единственного подозреваемого и свидетеля. Причард позаботился о том, чтоб никто, даже не задумался о том, что он был триггером, запустившем цепочку ключевых моментов, приведших к тому, что его жену прикончили где-то на задворках ночного клуба, при этом хорошенько обыскав ее сумочку. Уильям блестяще сыграл роль скорбящего вдовца, проклиная мир, где за сотню долларов могут убить человека. Какое-то время это событие мусолится в прессе, по большому счету только из-за громкого имени его покойной супруги, но постепенно и в этом шумиха утихает. Уильям остается «прекрасным мужем и любящим отцом» в глазах своего, теперь уже, когда горе сплотило их, родственника, что вкладывает в его руки новые ключи.
Но в какой-то момент все пошло не так. Крупное дело в Мехико провалилось из-за дурости второй стороны, в конечном итоге, все вылилось в том свете, что героин был паршивый. А кто отвечал за качество?
В этот момент история Уильяма Причарда обрывается где-то на дне реки Чикаго, где его обезображенный труп едва ли смогла бы опознать даже экспертиза. Все что идентифицировало его, как Уильяма Причарда, лаборанта госпиталя Нортуэстер, это часы и одежда. Такой исход устраивал всех.
Несколько месяцев после, на юге Англии, «рождается» Делсин Роутон, священник. За плечами которого прилежная учеба в семинарии, годы служения и поддержания канонов католической церкви. Кроткий, всегда улыбчивый человек, даже не пытающийся подавить свой британский акцент, ведающий о жизни в ярких лучах восхваления всевышнего. Казалось, он всегда был там, невидимый для многих, вечно прячущийся в тени и пропахший книжной пылью. Делсин позаботился о том, чтоб и его внешний облик несколько изменился, небольшое стоматологическое вмешательство, придающее лицу большую худобу, и искривленный нос, ведающий историю о ложном падении с велосипеда в зеленой юности. Он провел еще несколько лет в Колчестере, графстве Эссекс, но, как бы это странно не звучало, его заела ностальгия. Рисковать и соваться в хорошо знакомый Бостон или Чикаго не позволял здравый смысл, теряться в полной глуши, признак дурного тона. Он выбирает город N, подходящий ему по всем параметрам. С церквушкой, достаточным количеством жителей, чтоб не считать это поселком городского типа, и главное, с вероятностью в 90%, там не окажется призраков прошлого.

Характер:

Я сломаю тебе руку и заколю тебя твоей же костью. Я имею в виду, я выиграю эту партию в шахматы.

Делсин человек правил и порядка. В его понятии, порядок, когда он знает, к какому действию приведет та нить, за которую он потянет. Когда он осведомлен о количестве патронов в каждом ружье, висящем на стене, которому суждено выстрелить. Правила для Делсина, это те, который он самостоятельно создает.
Роутон старательно будет просчитывать каждый свой шаг, при этом стараясь не вовлекать себя как активного участника событий, но умело манипулирующего обстоятельствами. Ему не нужны знания гипноза, чтоб влиять непосредственно на умы людей, ему лишь надо знать, поверхностно, как они относятся к каким-то вещам, чтоб предугадать реакцию. Не стоит полагать, что он дьявольски хорош в этом деле, и на старика бывает проруха, но это не мешает ему продолжать делать то, что ему кажется самым удобным вариантом в достижении своих целей и взаимодействии с людьми.
Требовательный к себе и окружающим, не терпящий слабостей в виде чувствительности. Сам он грешит порой несдержанностью, очень уж трудно дается ему скрыть гнев, но обязательства новой биографии теперь становятся лучшим барьером для контроля над этой эмоцией. Интересный факт, Делсин никогда, за всю жизнь, не повышал голоса. Для того чтоб выпустить пар, ему надо было устроить погром. Касаемо других пороков, он не прочь развлечься с молодыми девушками, выпить виски, потратить немного деньжат делая ставки. Разве что делать это приходится крайне обдуманно и осторожно.
Роутон ни на секунду не забывает, что он находится под своеобразным глазом общественности, где любой дурной язык может плохо сказаться на его репутации. Часто ему весьма тяжело скрывать тот факт, что он напряжен, как трос, готовый лопнуть под влиянием силы натяжения.
Его трудно назвать привлекательным, скорее в нем есть что-то, способное переубедить собеседника в том, что перед ним стоит почти что святой. Выбранные слова, вовремя вставленное замечание, интонация, жесты, взгляд. При этом Делсину, большую часть своей жизни имевшего дело с пробирками и бумагами, будет Сизифовым трудом соединение всех этих ингредиентов приятного общения. Как и связывание их с другими факторами, оставляющими общее впечатление от общения с человеком. Слушать ему куда легче, впитывать в себя факты как губка, чтоб никогда не забыть о них, малейшая просочившаяся деталь отложится в дальнем уголке архива его мозгов. 
В его защиту, стоит отметить, что он никогда не любил провоцировать конфликты, видя их лишь крайним выходом. Грубо говоря, Роутон оправдывает большинство действий своей необходимостью. Или не оправдывает, а ставит перед фактом. Если человек сам нарывался на неприятности с Роутоном, он мог пенять на себя, понимая или не давая себе отчета, что Делсин обязательно ответит.
Его всегда будет одолевать настороженность, и даже когда его жизнь чертила линию в прогрессии, он постоянно опасался подвоха. Сейчас эта паранойя обострена как никогда. Вы не увидите Роутона, рыдающего в истерическом припадке, и делящегося самым сокровенным, под влиянием страха. Он слишком скуп на такие проявления тревоги. Но Делсин стал страдать от бессонницы, даже готов поглощать снотворное, но пока его удерживает лишь знание о последствиях его приема.

+1

3

http://24.media.tumblr.com/dfe55538cc3f9c9441eb5b77d1cfc979/tumblr_moicotA6b01qlxvxuo2_500.gif

Полное имя:
Джим Айро | Jim Iroh

Цвет глаз и волос:
голубые | светло-русые

Дата рождения и возраст:
28.11.1986 | 26

Рост:
1.83 м

Деятельность:
журналист

Ориентация:
гетеро

Семейное положение:
Женат на приключениях, то есть фактически свободен.

Особые приметы:
Постоянно наглое выражение морды лица.

Хобби:
Бьет баклуши; находит неприятности на ровном месте; коллекционировал фишки из казино, в которых когда-то побывал; морит голодом кота и черепашек.

Занимаемая внешность:
Крис Пайн | Chris Pine


Биография:

► Родился Джим в Луизиане, во вполне благополучной семье, в которой ничто вообще не предвещало столь бурного и крайне неожиданного развития дальнейшей судьбы новорожденного мальчика с уже на второй минуте жизни весело смотрящими голубыми глазами. Нет, он потом, конечно, понял, что мир, особенно мир взрослых, на редкость дерьмовое и неприятное местечко, которое заслуживает еще и нагло-презрительной усмешки в довершение к образу в целом и глазам в частности, но первое время, пока малыш находился в неведении, все было очень прилично и форматно. До тех пор, пока батя его, руководствуясь своими крайне эгоистичными и явно корыстными целями, имя которым «дохера большие долги», не сделал семье ручкой и не укатил в неизвестном направлении и любимом семейном домике на колесах, которых для трехлетнего малыша раньше был просто «бальфой масыной», а после этого превратился в причину детской психологической травмы и ненависть ко всем фургонам вообще. Это переломный момент в жизни Джима номер раз, в результате которого их отныне скромная неполная семья на государственном попечении перебирается подальше от Луизианы и возможных долговых вопросов нерадивого папашки.
► Детство Джима был крайне бурным, полным приключений, детских шалостей и всего того, что должен сделать каждый уважающий себя подросток до того, как его с головой захлестнут мысли и размышления о светлом будущем в роли взрослого, которое вот-вот должно наступить. Однако, что примечательно, подростковый максимализм не покинул Айро и до сих пор, что крайне напрягает всех вокруг. 
Итак, в юности успел натворить все, что только можно, начиная кнопками на стуле любимого преподавателя и заканчивая угоном дядюшкиной машины с последующим превращение ее в покоящийся на дне каньона металлолом. К слову, рос парень в Айове, куда его мать перебралась к брату после того, как муж укатил в дальние страны в голубом фургоне без обещания вернуться, так что успел пропитаться местным колоритом, придавшем его характеру тот самый оттенок бездумности, с которым он теперь по жизни весело идет. Еще более усугубляло ситуацию то, что рос паренек без отца, в результате чего пагубное влияние всего и всех лишь усиливалось; брат же матери с возложенными на него функциями папозаменителя не справлялся, потому что, как правило, оказывался усыпленным добавленным с чай снотворным и храпящем за кухонным столом, и при этом наивно верил, что это все чудодейственная сила трав, дающая ему сон младенца в результате чего Джим был предоставлен самому себе. Мать же была слишком занята на работе, все время находясь в разъездах по штатам как межрегиональный инспектор по бла-бла-бла. К слову, даже в сознательном возрасте парень не может нормально запомнить профессию матери, потому что видит ее только в скайпе, а связь почему-то крайне дерьмова и не настроена на поддержание нормального семейного общения. Это был поворотный момент номер два, закончившийся тем, что Джим, закончив Айовский университет, и, судя по всему, бессознательно следуя примеру нерадивого папашки, двинул на поиски приключений и лучшей жизни.
► Новую и полную приключений жизнь он действительно начал крайне весело, на свои кровные случайно сорвав куш в одном из казино Вегаса, и как-то быстро на это дело подсев, почувствовав вкус денег и игрового адреналина. К сожалению, как это всегда бывает, удача быстро изменила Джиму, в результате чего куш, так неожиданно свалившейся буквально с неба, улетел туда же, махнув изменчивым хвостом и оставив парня без гроша в кармане, что и заставило его как-то крутиться, дабы а) не помереть голодной смертью и б) вновь вернуть деньги, ощущать в кармане которые уж шибко понравилось молодому игроку. В результате долгих размышлений, занявших примерно промежуток, длиной в утреннюю чистку зубок, и, собственно, протекающий как раз во время этого же процесса, Джим приходит в гениальному умозаключению, что деньги можно добывать точно так же, как он их упустил, то есть наглым обманом и бессовестной ложью с медовой улыбкой на лице, чтобы все отвлекались на нее, пока он будет подтасовывать карты. Сюжетный поворот номер три, в результате которого кривая дорожка нашла своего путника, открыв массу возможностей перед жадным до приключений и адреналина Айро.
► Не трудно догадаться, что идиллия со всякого рода обманами, шулерством и иже с ними не могла длиться долго, даже если принять во внимание, что Джим внезапно открыл в себе удивительный талант ко лжи с совершенно честным и открытым лицом; а что, знаете, и не такому научишься, памятуя, что некоторые из «друзей» по столу могут без раздумий пустить пулю в лоб. Но сейчас не о тяготах приспособления к подобной жизни, а о сложностях отвыкания от нее, особенно если отвыкание это вынужденное и порядком смахивающее на попытку бросить курить, поселившись посреди табачного отдела. К несчастью, судьба сложилась так, что Джиму пришлось оставить кривую дорожку, случайно понабрав несуществующих долгов из-за одной лишь неосторожной фразы, брошенной в сторону не того человека, которому такие слова стоит адресовать, и если нормальных людей язык до Киева доводит, то этого парня он чуть было не довел до дна реки с забетонированными в ванночке для собачек ногами.
Вот и получилось так, что Айро вынужден был сматывать все расставленные сети и драпать, прихватив как можно больше денег туда, где его не то что бы не стали искать, а даже бы не подумали, что он может туда и нос свой сунуть — в какую-то неведомую глушь под названием «город N», о котором он услышал от одного из своих временных друзей по делу, и который уж крайне живописно расписывал маленький городок. Это был переломный момент номер четыре, во время которого парень здраво, и, судя по всему, вообще впервые в жизни, рассудил, что лучше глушь, чем гроб.
► Именно в этом городе ему и пригодилось все то, чем его учили в школе и университете, и даже диплом, который, как думал Джим, являлся просто кусоком бумаги, на который зря пустили дерево, пришелся очень кстати, открыв перед ним дорогу в журналистику, обеспечив место пронырливого журналюги в редакции местной газеты. Так как «наслаждение жизнью» не является оплачиваемой профессией, то, поразмыслив, парень пришел к выводу, что на безрыбье и рак рыба, и зацепился за эту работу, не забыв, при этом, и нервы всем окружающий в клубочки сматывать, особенно налегая на нелюбимое начальство, которое, впрочем, было нелюбимо скорее по свободообожаемой привычке, нежели почему-то еще.
На прихваченные из прошлой жизни деньги Джим прикупил небольшой домик, кота Саймона, назвав его в честь той животины из комиксов, и двух черепашек, называть которых у него даже язык не повернулся, в результате чего они стали Черепаха Один и Черепаха Два. Обзаведясь и машиной, Айро окончательно понял, что даже в этой глуши можно вполне неплохо жить, нужно лишь расшевелить народ вокруг. Чем собственно, он и намерен заняться, пока более сюжетных поворотов в жизни не наблюдается; хотя он все еще надеется на чудо.

Характер:

Сказать, что в голове Джима гуляет ветер, значит вообще не поведать никакой мало-мальски значимой информации о степени запущенности состояния данного индивида. Думается нам, стоит расписать все по порядку, начиная от более или менее серьезных пунктов и заканчивая вполне себе безобидными. Итак.
Первым на повестке дня будет, пожалуй, тот самый ветер, что уже не просто гуляет, а отгрохал себе приличные пенаты прямо в центре черепушки и теперь правит бал безобразия, отрываясь по полной, как, наверно, никогда раньше. Причем проявляться это может почти во всем: от вопиющей безалаберности, когда парень с дуру выкидывает ложку, а стаканчик из-под йогурта принимается мыть, до крайней степени безответственности в виде отставленного незакрытым дома. Мелочи, скажите вы, да вот беда — таким образом он повыкидывал уже половину посуды, засмотревшись в окно на крайне интересную особь женского пола, шествующую мимо, да пожег добрую треть шмотья, слишком вжившись в роль рокзвезды в попытках более или менее адекватно подпеть тому, что гремело из колонок, развешенных по всему дому, и что крайне успешно доводило до белого каления соседей в радиусе домов четырех от его скромного жилища.
Далее стоит отметить, что Джим — натура увлекающаяся, пусть и не тем, чем надо по долгу законопослушного гражданина, но это уже мелкие детали. Причем увлекаться он может почти всем: от заднего вида впереди идущей красотки, до облачка на небе в виде пони, скачущего по радужным лугам; при этом парень способен забыть обо всем вокруг и вспомнить лишь тогда, когда суровая реальность напомнит ему о себе в виде жесткого и крайне недружелюбного фонарного столба, который внезапно возжелает близко познакомиться с джимовым носом. К слову, увлеченность тащит за собой на буксирчике такие прелестные дополнения, как рассеянность и способность временами выпадать из реальности, хотя последнее, слава богу, происходит лишь в полном одиночестве и пугает, пожалуй, разве что несчастного кота, который вынужден безропотно терпеть все заскоки хозяина и уже давно смирился, что его могут вообще не кормить целыми сутками лишь потому, что этот странный двуногий опять залип на акватеррариум с черепашками. Кстати, черепахи, несмотря на повышенное внимание, тоже страдают от безалаберности Джима, потому что они, как и любое мало-мальски разумное существо, способное осознавать свои потребности, тоже хотят жрать, но часто этого не получают.
Как ни удивительно, но следующее в списке — это, при всей-то его безответственности, неплохая соображалка, подкрепленная энным количеством лет вполне себе хорошей учебы в школе и университете, которые и дали почву вышеупомянутой способности быстро создавать нейронные связи в своем ведущем разгульную жизнь мозгу. Так вот, соображать парень умеет очень даже быстро, особенно в экстренных ситуациях, особенно когда ему опять прижгли хвост, потому что так его научила жизнь, пока он мотался по стране, закидывая удочки в казино, а потом быстренько оттуда драпая, пока хозяева и обманутые игроки не понимали, что какой-то хрен с горы вздумал прибрать их кровно сворованное у честных людей. В связи со всем этим, то есть некоторыми особо веселыми воспоминаниями из прошлого, Джим стал еще и довольно подозрительным, не до того, конечно, чтобы начать вырабатывать паранойю, бросаться на людей и спать в обнимку с оружие, но все-таки сначала он к человеку лучше присмотрится, а только потом начнет близкое знакомство. Хотя в случае с женщинами эта схема не пашет, хотя бы просто потому, что мозг переходит из разряда думающего органа в спящий режим. Тут же стоит отметить, что все то же пресловутое прошлое подарило Джиму такую великолепную черту, как изворотливость, что позволяет ему, как ужу, выворачиваться почти из любой ситуации, выходя сухим из воды, да еще и с наглой улыбкой на лице, что символизирует крайнюю степень самодовольства; от разговоров может уходить так же хорошо, как и от плохих парней, которые хотят зарядить ему в нос — для этого просто надо, как считает парень, включить немного фантазии и прибавить толику неадекватности, чтобы нежелательная личность сама ретировалась, здраво рассудив, что лучше не связываться с больными людьми.
Ну вот как-то так. Вероятно, причиной всему этому было то, что когда-то в детстве отец оставил воспитание сына на жену, а, возможно, и то, что климатические условия Айовы не способствовали формированию ответственного гражданина. Так или иначе, истина никогда уже не будет установлена, потому что сам Джим самокопаниями заниматься не собирался и не собирается, а копаться в нем кому-то другому категорически не советуется, если этот кто-то желает сохранить хотя бы свою психику.
Если в общих чертах закончить описание Джима и его несносного для нормальных и ответственных, думающих головой, людей характера, то можно сказать примерно следующее:
отрицательные черты: довольно ленив в обычном состоянии; не в меру активен в остальное время; без царя в голове; любит быть в центре событий, которые сам порой специально и создает; как магнит притягивает всевозможные неприятности, причем любого плана — от простуды в +30, до сотрясения мозга от упавшего со второго этажа горшка, а все потому, что Марс сегодня оказался не в том доме; падок на женский пол; азартен, как сам черт, что порядком подпортило ему жизнь; несдержан, болтлив и суетлив; довольно мстителен, особенно если дело касается вечно жалующихся на громкую музыку соседей. 
положительные черты: добродушен и открыт с теми, кому доверяет; любит животных, и даже то, что он порой забывает их кормить, не отменяет этого факта; весел и вообще душа компании, если не пытаться его заткнуть; может расшевелить и мертвого, так что скучать с ним не придется; немногочисленных близких друзей бережет, как зеницу ока, и всегда готов как поработать жилеткой, так и помочь закопать труп ночью в лесу, предварительно его туда провезя по самым оживленным улицам города.
Любит: продуктивную лень, животных, качественную выпивку и отличную компанию, приключения, желательно под хорошую музыку, хотя можно все это отдельно; все красивое, и, порой, вообще прекрасно, если оно еще и плохо лежит.
Не любит: скуку, неприятности, морковный сок, соседей, запреты и уголовный кодекс, потому что их представления о приятной и хорошей жизни порой расходятся.
Вредные привычки: много трещать и получать за это люлей от тех, кому трескотня не нравится хотя бы потому, что она, как правило, не по делу.

0


Вы здесь » Participant observation » Корзина печенья » В добрые руки